В николаевской милиции подрабатывают на мертвецах?

Чего-чего, а вот, предоставляя ритуальные услуги, без хлеба не останешься. Как ни крути, а бизнес на мертвых всегда будет прибыльным и стабильным. Только есть одна проблема: если конкуренция в регионе большая, и в городе появляется все больше ритуальных служб, внедряющихся в рынок, то уже приходится делить мертвецов. А что делать?

 

Вот с таким вопросом, как с жизненным принципом, проводит свою деятельность одно из николаевских ритуальных агентств. И на этот вопрос ребята ответили себе вполне незамысловато, придумав интересную схему, как первыми схватить в свои руки свеженького клиента. Только несколько моральных и правовых барьеров, стоящих при реализации этой схемы, николаевские гробовщики решили проигнорировать, что, очевидно, сделали и наши милиционеры.

24 мая, в четверг, в обеденное время в доме на улице Южной в Николаеве умер мужчина. Сожительница не смогла его добудиться, позвала соседа Николая, а тот, сообразив, что мужчина, скорее всего, уже попрощался с жизнью, вызвал сначала милицию по номеру 102, а затем сразу и скорую. Каким же было удивление Николая, когда на его личный мобильный номер, который, к слову, засекречен и высвечивается у принимающего звонок словом «Неизвестно», через три минуты позвонил неизвестный номер.

 

На том конце трубки мужской голос, позади которого был слышен звук движущегося автомобиля, представился сотрудником агентства ритуальных услуг и сообщил, что их служба решит все проблемы с захоронением их родственника. Еще через 3 минуты молодая девушка Анна уже была на пороге квартиры – гробовщики приехали раньше скорой и милиции.

Девушка Анна, примчавшаяся быстрее всех, всячески пыталась забрать тело с собой

Но дело даже не в этом, а в том, что их никто не вызывал. Соответственно, Николай возмутился таким порядком вещей и стал спрашивать, кто им дал номер его мобильного телефона и адрес. Ответа, естественно, не поступило. «Я был в шоке, кто им дал мой номер, кто их вообще вызвал без нашего ведома? Это же конфиденциальная информация!», - ошеломленно спрашивал Николай.

Зато, представительница агентства Анна стала активно «окучивать» родственников умершего на предмет согласия воспользоваться её услугами. «Мы все справки сделаем сами, сейчас приедет наша машинка и увезет тело в морг, мы все уладим», - убеждала женщин девушка, но люди, сообразив что-то неладное, повторяли, что пока милиция не приедет и не зафиксирует смерть, они ничьими ритуальными услугами пользоваться не собираются.

 

Около полутора часа Анна бегала то в дом, то за него, то садилась в свой автомобиль, то выходила из него и куда-то звонила, но в конце концов, увидев ещё и журналиста, уехала вовсе. От настырной гробовщицы осталась только визитка – девушка понадеялась, что родственники её неудавшегося клиента передумают.

Эта история для Николаева не нова, но не несколько публикаций о том, как милиция и скорая подрабатывают на том, что дают отдельному ритуальному агентству право первым заполучить клиента, никак не повлияли на эти нарушения – влезать в частную жизнь людей ритуальные службы продолжают и дальше. Подобная деятельность уполномоченных органов является именно нарушением права гражданина на приватность – на каком основании милиция передает информацию об умершем, его адрес и номер телефона третьим лицам?

 

То, что незаконно и неэтично в этот день поступила именно милиция, Николай был уверен потому, что когда он позвонил на «102», там спросили номер его мобильного, а в скорой этого не потребовали. Мужчина, долго не думая, сразу же позвонил в милицию с жалобой на данный факт. Однако, дежурный стал утверждать, что информацию о смерти жителя Николаева он передал в Ленинский райотдел, а номер мобильного Николая, мол, никому не сообщал.

После часовой неудавшейся агитации, испугавшись фотокамеры, Зубачевская скрылась на своем авто

В райотделе стали отнекиваться и говорить, что им никакого номера мобильного не сообщали, а, скорее всего, это – дежурный городского управления милиции, который и принял звонок по 102, мол, обращайтесь туда, на Артиллерийскую, 4. Таким образом, начался стандартный перевод стрелок друг на друга.

 

Я отправил запрос начальнику Николаевского городского управления милиции Николаю Светочеву, чтобы он разъяснил, каким образом конфиденциальная информация граждан разглашается его подчиненными. В принципе, надежд на какой-то конструктивный ответ совсем мало, но хотелось бы, чтобы при этом в милиции понимали, что закрепить за собой звание «крышевателя», как это было с игровыми автоматами – раз плюнуть, а вот избавляться от него будет очень сложно.

Кстати, один из милиционеров, прибывших на место, сообщил мне, что Анна Зубачевская постоянно появляется вместе с ними там, где умирают люди, поэтому её рядовые сотрудники правоохранительных органов знают хорошо. На вопрос, как они на это реагируют, милиционер ответил, что никак – «мы свою работу делаем, она - свою», но дали понять, что не особо положительно относятся к этому и предположили, что происходить это может «где-то наверху», но никак не на уровне рядовых сотрудников.

 

В Николаеве уже был один случай, когда по приезду ритуальных служб человек оказался живым. Какой же был шок у родственников, ведь приход гробовщика в таком случае сродни смерти в капюшоне и с косой. Неужели нашей милиции приятно зарабатывать деньги на таких вещах?

Джерело: 

Издание "Преступности.НЕТ"

Анонимный's picture
Анонимный

generic accutane - buy accutane online no prescription

Анонимный's picture
Анонимный

generic accutane - accutane online