Религиозный лоббизм и пенитенциарная служба готовят нарушение прав и свобод осужденных

 

Большинство представителей религиозных организаций обеспечивающих реализацию религиозных прав и свобод осужденных, скоро не смогут посещать пенитенциарные учреждения. Похоже, именно для этогопенитенциарная служба, с учетом рекомендаций Христианской Межконфессиональной Миссии «Духовная и благотворительная опека в тюрьмах» разработала проект Положения об осуществлении религиозной опеки в учреждениях Государственной пенитенциарной службы.

Предложенный на общественное обсуждение проект Положения впечатляет не только огромным количеством бессодержательных фраз типа - «содействует», которые упоминаются 9 раз, но и рядом крайне спорных и дискриминационных новаций.

Одним из наиболее рискованных является принцип ограничения представителей религиозных организаций в возможности проведения религиозной деятельности в пенитенциарных учреждениях, исходя из уровня их компетенции. Этот принцип просматривается из содержания пунктов 1.3, 1.5 и 2.2.2. Согласно заложенным в этих положениях требованиям, проводить душепопечительскую работу с осужденными и заключенными могут только «компетентные», «эффективные», работающие «регулярно», прошедшие обучение и приобретшие «базовый уровень компетентности» представители религиозных организаций. При этом сам проект Положения не содержит описания употребляемых терминов, не описывает процедуры,места прохождения обучения и механизмов определения компетенции и эффективности. Нет и бланкетных норм, указывающих хотя бы на возможность возникновения таких процедур в будущем.

В такой ситуации абсолютно логичным выглядит вопрос – а не появится ли после принятия Положения, какое - то образовательное учреждение, которое будет иметь монополию на обучение религиозных служителей для работы в пенитенциарных учреждениях? При этом только это учреждение будет определять компетенцию, и будет выдавать соответствующие сертификаты, одобряемые и принимаемые пенитенциарной службой. Само же обучение - будет проводиться за умеренную денежную плату.

Если это станет реальностью, то сотни представителей религиозных организаций, которые уже не один год проводят  душепопечительскую работу в пенитенциарных учреждениях, должны будут или пойти учиться или прекратить эту деятельность. Сейчас абсолютное большинство представителей религиозных конфессий, которые  посещают тюрьмы и колонии, не проходили никакого обучения.

Разумеется, этот принцип несет в себе и дискриминационную составляющую. Ведь абсолютно  не понятно, почему, к примеру, обычный священник или пастырь в протестантской Церкви для проведения обрядов людям на свободе не обязан иметь квалификацию и проходить обучение, а для проведения обрядов людям, лишенным свободы – должен? В такой ситуации десятки колоний и исправительных центров вообще могут остаться без представителей религиозных организаций, работающих с осужденными. Ведь они окажутся не компетентными, поскольку не проходили обучения. А учиться они не поедут, так как  для этого нужны будут деньги и время, которых в современной ситуации из-за работы и семейных забот не всегда хватает.

Не менее спорным является пункт 2.3, позволяющий на основании отдельного договора компетентному представителю религиозной конфессии получать оплату за свой труд от органов Государственной пенитенциарной службы. Согласно документа, определять «счастливчика» будет самостоятельно само пенитенциарное руководство. Ведь в проекте Положения не указан механизм определения «компетентного представителя», нет и бланкетной нормы о разработке такого механизма в будущем.

Исходя из логики документа пенитенциарное руководство, наделяется неограниченными дискреционными полномочиями. Именно руководители тюремного ведомства, авторитарно, будут определять «занимаются ли религиозные представители агрессивной миссионерской работой, проповедуют ли они религиозный фанатизм или насилие, нарушают ли проводимые ими религиозные обряды, распорядок дня и нарушают ли они права других людей».

Стать своеобразным противовесом, мог бы душпастырский совет, который должен, согласно раздела 3 проекта Положения, организовываться при Центральном аппарате ГПтСУ и областных управлениях. Однако, исходя из содержания документа, таких полномочий у него не предусмотрено. Да и сам совет не понятно, по какой процедуре должен создаваться, ведь она не прописана в проекте. Формулировка «создаются» - не открывает механизма осуществления нормы о создании Душпастырского совета.

Содержит документ и некоторые анекдотические нормы, к примеру, пункт 2.2.14 содержит ссылку на пункт 1.8, которого вообще нет в проекте Положения.А «режимный отдел», который «содействует» доступу осужденных к религиозным мероприятиям вообще отсутствует в структуре пенитенциарного персонала.

Таким образом, даже беглый анализ проекта Положения об осуществлении религиозной опеки в учреждениях Государственной пенитенциарной службы, указывает на необходимость существенной доработки документа и невозможности его принятия в предложенной редакции.

С этой целью в Государственную пенитенциарную службу и Общественный совет при ГПтСУ направлены рекомендации, способные существенно улучшить проект Положения. Однако насколько будут услышаны предложенные идеи, покажет время и текст уже принятого Положения.

 

Ознакомиться с текстом обращения к членам общественного совета при пенитенциарной службе Украиныможно по ссылке-  http://bocharovtuz.livejournal.com/10802.html

 

Рекомендации к проекту Положения «Про здійснення релігійної опіки в установах Державної пенітенціарної служби» -

 

http://bocharovtuz.livejournal.com/10300.html