Привилегированные

Парадоксально, но факт: несмотря на существование закона о доступе к публичной информации, в Крыму получать ее становится все сложнее. И проблема не всегда в прямом отказе должностных лиц отвечать на вопросы, а в негласных и завуалированных "правилах", установленных в органах власти всех уровней.

Заключаются они в том, что все крымские СМИ поделены на "свои" и "чужие", а чиновникам дано указание общаться только с теми, кто относится к первой категории. Об этом автору сих строк неофициально рассказывали некоторые должностные лица, непосредственно отвечающие за информационную сферу, еще в прошлом году, когда вертикаль власти крымского премьера Василия Джарты только формировалась. Однако тогда такое деление ощущалось не столь выраженно и настойчиво, как сейчас, очевидно, власть только прощупывала почву, пытаясь определиться, с кем из журналистов можно сотрудничать в формате "О нас либо хорошо, либо никак".

Теперь все роли розданы, а ситуация в медиа-сфере ужесточилась и дошла до абсурда. Оказывается, чиновники, которые ранее путались в названиях крымских СМИ, не различая их, наизусть знают, как именуются печатные и электронные издания. Но только определенные. Такая тенденция выявилась во время подготовки материалов для пре-

дыдущих номеров "Событий". Обзвонив по телефону ряд чиновников, автор этих строк слышала в трубке один и тот же вопрос: "Уточните еще раз, вы из газеты "Республика"?" И услышав в ответ: "Нет. Из "Событий", одни тут же просили перезвонить, ссылаясь на чрезмерную занятость, а другие, насторожившись, старались быстрее завершить разговор.

Спрашивается, чем к себе привлекла всеобщее внимание чиновников газета "Республика", которая выпускается в Крыму лишь третий месяц и уже была замечена в распространении непроверенной информации, о чем писал "Центр журналистских расследований"?

Возможно, разгадка кроется в личностях, которые связаны с изданием. Его редактором является в недавнем прошлом сотрудник патронажной службы Совета министров, а саму газету именуют "бело-голубой" и связывают кто с влиятельным олигархом-регионалом, а кто — с руководителем главка информационной политики Совмина. Как бы там ни было, но на страницах газеты нет конструктивной критики власти, что дает основания судить о лояльности к ней. А значит, судя по словам все тех же чиновников-информационщиков, она имеет право на первоочередное получение информации от любого чиновника.

Недавно сотрудница пресс-службы одного из государственных ведомств в приватной беседе призналась автору этих строк, что она рассылает информацию изданиям выборочно. Таковы принципы открытости и гласности этой власти, которая всячески пытается искоренить всех, кто не желает работать под диктовку.

Хотя главная проблема формирования "войска" привилегированных журналистов заключается не в том, на кого они работают, а в том, способны ли, будучи среди "своих", предоставлять читателям полную и объективную информацию.

Источник